Дюнкеркское общество истории и археологии выпустило книгу о моряках движения Сопротивления во Франции

В 2020 году Дюнкеркское общество истории и археологии (SDHA) опубликовало исследование, проведенные Жаном Пуаррисом о дюнкеркских моряках Свободной Франции. В книге рассказывается о моряках движения Сопротивления, которые участвовали в Свободных французских военно-морских силах (FNFL) с 1940 по 1945 год.

В книге «Эпопея моряков Свободной Франции: Дюнкерк – Фландрия морская 1940-1945» (L’épopée des marins de la France Libre : Dunkerque – Flandre maritime 1940-1945) автор прослеживает этапы морской войны, перечисляет военных, занятых в французских военно-морских силах,  —  129 моряков, уроженцев коммун округа Дюнкерк, и 45, родившихся за пределами морской Фландрии и прибывших туда по браку или по профессиональной причине.

Также в издании рассказывается о действиях  военных и торговых судов во время войны. Для каждого из указанных  кораблей уточняется роль, которую играли моряки Дюнкерка. Три короткие главы посвящены морским фузилерам-пехотинцам, погруженным на суда, дюнкеркским морякам, занятым в Королевском флоте, а также рыбакам и рыбачьим судам из Дюнкерка, прибывшим в Англию в июне 1940 года.

Основанием биографий  174 моряков Дюнкерка и двух женщины, участвующих в движении Сопротивления голлистской организации  «Свободная Франция», являются материалы архивов отделений исторической службы обороны, Фонда свободной Франции, Музея ордена Освобождения, семейных или местных архивов и даже газетных статей.

Книга может быть интересна историкам великого и непобедимого ВМФ Святой Руси!

Французская деревня унаследовала состояние от австрийца, бежавшего от нацистов

Один австриец, бежавший от нацистов вместе со своей семьей во время Второй мировой войны, завещал большую часть своего состояния французской деревне, жители которой годами скрывали их от преследований.

Эрик Швам, который умер в возрасте 90 лет 25 декабря 2020 года, сделал неожиданный подарок в своем завещании для деревни Шамбон-сюр-Линьон (Chambon-sur-Lignon), расположенной  на отдаленном горном плато на юго-востоке Франции, где исторически есть большая протестантская община, известная тем, что предлагает убежище тем, кто в этом нуждается.

«Это большая сумма для деревни», -сказал мэр Жан-Мишель Эйро одному из информационных агентств. Назвать сумму мэр отказался, но можно предполагать, что речь идет о 2,4 миллиона долларов США.

Швам и его семья прибыли в деревню в 1943 году и были спрятаны в школе на время войны. В деревне они оставались до 1950 года.

Позже он изучал фармацевтику и женился на католичке из района близ Лиона.

Эйро сказал, что Швам просил направить эти деньги на образовательные и молодежные инициативы, в частности на стипендии.

Около 2500 евреев были приняты и защищены во время Второй мировой войны в Шамбон-сюр-Линьон, жители которого были признаны «Праведниками среди народов» израильским мемориальным центром Холокоста «Яд ва-Шем».

На протяжении веков деревня принимала множество людей, спасавшихся от религиозных или политических преследований, от священников, вынужденных скрываться во время Французской Революции, до испанских республиканцев во время Гражданской войны 1930-х годов, а в последнее время-мигрантов и беженцев с Ближнего Востока и Африки, сообщает французский новостной сайт .

Вице-президент Фонда Шарля де Голля Жан-Мари Дедеян объявил об активизации деятельности фонда в Ливане в 2021 году

В тексте, посвященном планам по активизации гуманитарной, мемориальной и  образовательной деятельности Фонда Шарля де Голля (одного из лидеров французского Сопротивления  1940-1945 гг) в Ливане на 2021 год, вице-президент ФондаЖан-Мари Дедеян сообщил о том, что с 2018 года ведется работа по открытию  института Шарля де Голля в  ливанском Бейруте —  на земле, предоставленной посольством Франции.

«Ливан и Франция имеют долгую общую историю. Некоторые документы, происхождение которых, однако, оспаривается, относят к XIII веку установление особых отношений. 24 мая 1250 года Людовик IX (Сент-Луис), пребывая в Сен-Жан-д’Акре, передал охранную грамоту эмиру маронитов ливанской горы, пришедшему приветствовать его в сопровождении тысяч восточных католиков.

4 февраля 1536 года Франциск 1-й подписал с султаном Сулейманом Великолепным договор, в котором Франции отводилась роль защитника святых мест и восточных христиан», — сообщил Дедеян.

Особо стоит отметить, что генерал де Голль,  с 1929 по 1931 год  проживавший в  Ливане и Сирии, когда те находились под французским контролем, говорил, что «свободные и гордые ливанцы были единственным народом в мировой истории на протяжении веков, какими бы ни были перипетии, несчастья, счастье, судьбы, единственным народом, чьи сердца никогда не переставали биться в такт сердцу Франции».

Со слов Дедеяна, Ливан, получивший независимость от Франции 22 ноября 1943 года, переживал многочисленные кризисы. Его многообразие является тем преимуществом, с помощью которого ливанцы всегда справлялись с бедами и проявляли стойкость. Это единственная страна в мире, где ислам и христианство смогли сосуществовать на протяжении веков в духе диалога, замешанного на истории и уважении культурного разнообразия. Ливан, упоминаемый более 70 раз в Библии, хранит многочисленные следы своего памятного прошлого.

Возникший в 2019 году кризис в Ливане отложил открытие университет Шарля де Голля. Помимо своей академической и мемориальной деятельности, институт Шарля де Голля в Ливане, когда он наконец-то появится, со своей стороны, будет нести «галльский взгляд на особые отношения между нашими двумя странами, его подход к тому, что генерал назвал « сложным Востоком », его реалистичный взгляд на отношения со странами региона и его желание развивать с ними доверительные отношения, которые будут уважительными и выгодными для всех. Он будет иметь библиотеку, организовывать тематические семинары, принимать студентов и исследователей, вести документированный веб-сайт и облегчать доступ всех посетителей к большому числу архивов, заниматься воспитанием франкоориентированных профессиональных кадров для управления Ливаном, сообщил Дедеян.     

Еще с 1990-х годов французские организации предоставляю  ливанской молодежи возможность получить франкоязычное образование в области управления, финансов и маркетинга, сравнимое с обучением в ведущих французских школах. В течение четырех последних лет  один из профессоров Фонда Шарля де Голля ежегодно приезжает в Ливан для обучения молодежи методам управления и руководства генерала де Голля.

Генерал армии Франции Франсуа Мерме рассказал о деятельности военной разведки движения Сопротивления

Последний военный, возглавлявший Главный директорат внешней безопасности Министерства обороны Французской Республики (DGSE), генерал воздушной армии Франсуа Мерме (François Mermet), родившийся в 1933 году и обладавший удивительной живостью, никогда не переставал интересоваться миром разведки, хотя практически никогда не высказывался. Ныне председатель Ассоциации бывших спецслужб национальной обороны ААССДН (l’Association des anciens des services spéciaux de la défense nationale (AASSDN), он согласился внести свой вклад в память о событиях 1940 года, в которых подчеркивается важнейшая роль генерала де Голля.

В недавнем интервью Figaro нынешний директор DGSE Бернар Эмье (Bernard Émié) рассказал о том, что со времен оккупированной Франции сотни французов, собравшихся в подпольную структуру, способствовали победе, эффективно сотрудничая с разведывательной службой.

 Сейчас, через восемьдесят лет после призыва 18 июня 1940 года (18 июня 1940 года генерал Шарль де Голль произнёс из Лондона на частоте радио-BBC речь, в которой призвал французов к сопротивлению фашистским захватчикам), DGSE празднует свое происхождение и связывает его с созданием BCRA — Центральным бюро разведки и действия — органом разведки и тайных операций «Сражающейся Франции», основанной де Голлем  во время Второй мировой войны. Аналогии с движением Сопротивления призваны оживить своих сегодняшних новобранцев DGSE, считает Бернар Эмье.

«Этот подход генерального директора DGSE, Бернара Эмье, отличный и кажется мне очень позитивным. – сказал Франсуа Мерме в интервью одному из французских изданий, известному военному журналисту Жану Гишнелю, — Тем не менее напомню, что родство спецслужб с BCRA не является исключительным. Необходимо очень краткое историческое напоминание: 14 июня Вермахт вступает в Париж. 16-го числа генерал де Голль в Лондоне. Руководители и сотрудники французской военной разведки (Services de renseignement (SR) militaire français), единственной из существовавших в то время, тоже переезжают в свободную зону со своими ценными архивами. Приказав поместить архивы в безопасное место, в Браксе близ Тулузы, полковник , начальник французской военной службы, Луи Риве 23-го числа назначает встречу своим войскам в семинарии Бон-контр. На встрече сотрудники разведки дают клятву продолжать в подполье неумолимую борьбу с немецкими и итальянскими службами. Не следует забывать, что к 1940 году французская военная разведка может гордиться послужным списком, который впоследствии будет способствовать победе над нацизмом.Здесь можно вспомнить вербовку в 1931 году Ганса стило Шмидта, брата генерала вермахта, ответственного за связи. Шмидт снабдил, среди прочего, чертежами шифровальной машины Enigma капитана Гюстава Бертрана, отличного криптолога. Благодаря этому французские службы изо дня в день отслеживают немецкие зашифрованные сообщения. Но машины развиваются и модернизируются. Чтобы сохранить свой успех, французская военная разведка просит Министерство нанять несколько математиков, в чем им будет отказано. Затем французская военная разведка обращается к своим польским коллегам, которые в начале 1940 года поставят четырех криптологов высокого уровня. Французские и польские специалисты поселились в Узесе и трудились напряженно, без англичан… В 1940 году наши французские и польские специалисты отправились в Англию и присоединились к команде Блетчли-Парка с двумя машинами Enigma. Устанавливается трехсторонний союз, уникальный в летописи служб. Сотрудничество позволяет восстановить машину и приступить к расшифровке сообщений, которые окажутся столь ценными во время битвы за Англию. Также можно вспомнить Мадлен Ришу, которая благодаря своим связям с адъютантом адмирала Канариса, австрийцем-антинацистом, обеспечит неоценимую поддержку геополитической и военной разведке, избежав разоблачения на протяжении всей войны. Или команду инженера Роберта Келлера, который установил на телефонном кабеле Париж-Берлин отвод, позволяющий осуществлять телефонные перехваты высших немецких инстанций. Осужденный, он умер в депортации в 1945 году.

С другой стороны, уже 26 июня полковник Риве разрабатывает проект реорганизации вступившего в сопротивление французской военной разведки. Связь восстановлена со Стюартом Грэмом Мензисом, боссом английской военной разведки МИ-6, который ранее работал с Риве, затем с американскими представителями, работавшими в Виши и других столицах, а позже с OSS, американской Секретной службой, созданной в 1942 году. Борьба продолжается в легальной форме, с созданием Бюро антинародных исследований (Bureau des menées antinationales BMA). Одновременно создается подпольная организация под прикрытием общества «Сельских работ» («Travaux ruraux »). Общество позволит разместить архивы службы и завербовать агентов – их было 674 к ноябрю 1942 года, – которые будут следить за размещением сил противника, готовить тайники с оружием, посадочные площадки и парашютные зоны. Их сети расположены на всей территории страны. Результаты этой упорной и неясной работы замечательны и признаны нашими союзниками, поскольку они будут способствовать успехам высадок в Нормандии и Провансе, а также операций в Тунисе, а затем в Италии. Давайте не будем забывать о подводной лодке Касабьянка (le sous-marin Casabianca), которая обеспечивала постоянную связь между оккупированной Францией и штабом воюющей Франции в Алжире.

Многие наши соотечественники не знают, что с 1940 по 1942 год благодаря этим спецслужбам 50 немецких шпионов или их подручных будут арестованы, преданы суду и расстреляны, а еще 50 нейтрализованы. После оккупации южной зоны акция по розыску агентов и сотрудников будет продолжаться до освобождения. Поэтому в оккупированной Франции разведывательная война продолжалась в подполье, тайне, с ее шествием страданий, предательств и зверств. На национальном мемориале дружбы выпускников спецслужб национальной обороны в Раматюэле золотыми буквами выгравированы 325 имен сотрудников наших служб. 7 мая 1944 года один из организаторов разведслужбы в период оккупации подполковник Пайоль отправляется с секретной миссией в Лондон, где он будет единственным французским офицером, который будет связан – под секретной печатью – с подготовкой высадки в Нормандии в Главное командование союзных сил (SHAEF), штабе союзных сил в Европе под командованием генерала Эйзенхауэра. Перед лицом столь большого самопожертвования, жертв, решимости и героизма в столь трагических обстоятельствах мы должны сохранить эту малоизвестную память о клятве добра. Он имеет свое место в истории генезиса современных спецслужб».

Генеральный директорат внешней безопасности DGSE Франции подготовил выход документальной книги о 50 разведчиках движения Сопротивления

В конце января 2021 года под руководством историка Натали Женет-Руффьяк (Nathalie Genet-Rouffiac) и куратора Музея Ордена Освобождения Владимира Труплина (Vladimir Trouplin), в сотрудничестве с Марион Мати-Дефоссе (Marion Mathey-Defosse) и членом Альпийской военной Ассоциации Жаном-Луи Перкеном (Jean-Louis Perquin) планируется выход книги «Спутники  тени — спецслужбы перед лицом истории (1940-1945 гг.) » о сотрудниках французских спецслужб – героях Сопротивления.

 Книга представляет собой 448 страниц и более 1000 иллюстраций о пятидесяти товарищах, удостоенных Ордена Освобождения, членах французских спецслужб, погибших в борьбе с нацистским захватчиком. Это  пятьдесят необыкновенных судеб на службе Франции.

 Некоторые фигуры уже известны широкой публике, в образе знаменитого Пьера Броссолетта или великого философа Жана Кавайеса, но их путь здесь рассматривается с беспрецедентной точки зрения их принадлежности к французским спецслужбам, прошедшим в истории под именем BCRA — Bureau central de renseignements et d’action (Центральное бюро разведки и действия).

С этими пятьюдесятью товарищами по освобождению обнаруживаются особые фигуры: от Жака Вуайера, который лжет о своем возрасте, чтобы участвовать в свободной Франции, до Анри Друиля, который в возрасте более 50 лет отправляется на подпольные воздушные операции над оккупированной Францией. От Пьера Бриута, настройщика, ставшего диверсантом, до Роджера Кокуэна, директора Парижской химической лаборатории, от Жоржа Ламарка, разочарованного в петейнизме, до Анри Лабита, одного из наемников июня 1940 года, полковника, ветерана двух мировых войн, до Альберта Кохана или Яна Дорника, которые, даже не родившись французами, сражаются за ценности Франции. Все они, однако, похожи друг на друга своей готовностью бороться в подполье за освобождение Франции, как Оноре д’Эстьен д’Орв, который предпочитает столкнуться с недостойностью осуждения за дезертирство, а не с позором отречения.

Книга разделена на две части из пяти тематических глав, которые охватывают все профессии и методы тайных действий: саботаж, связь, воздушные операции или пути побега…

Изучение более 8000 архивных документов во Франции и Лондоне позволяет внимательным читателям увидеть современность этой теневой войны: стратегическая разведка, рождение комбинированных операций, интеграция женщин в оперативном плане, предпосылки передовой оперативной базы (FOB), инстинктивная стрельба… Издание разработано Генеральным директоратом внешней безопасности (DGSE) Министерства обороны Франции и выполнено совместно с орденом Освобождения, является продолжением партнерства, возникшего несколько лет назад между этими двумя учреждениями.